• Русский
  • English

Конкурс "Моя жилищная история"

Моя жилищная история

Социологический институт РАН, Биографический фонд газета «Петербургский дневник», журнал «город 812», а также «Адреса Петербурга. Журнал учета вечных ценностей» объявляют конкурс биографий под девизом «Моя жилищная история». Надеемся, что рассмотреть эту историю во всех деталях можно будет с помощью тех, кто примет участие в нашем конкурсе. Напомним лишь некоторые ключевые моменты.

Многие из тех, кому сегодня под или за 70 хорошо помнят песенку, в которой были такие строки: «А мы простились с хижиной и едем во дворец». Это был один из первых шагов в решении жилищного вопроса. В настоящих дворцах делались перепланировки: дворцовые хоромы «нарезались» на более или менее приемлемые для жилья помещения, куда и переселяли жителей хижин. В несколько утрированном виде это представили в художественной литературе Ильф и Петров: помните «Воронью слободку»?

Это был одним из первых подходов к решению жилищной проблемы. Еще до войны ни шатко – ни валко началось жилищное строительство. Но так как мощностей строительной индустрии было недостаточно, каждый ввод в строй нового жилого дома было большим событием. И это нашло свое отражение в литературе: помните, в школе учили стихотворение В. Маяковского о новой квартире для рабочих: «И самое удивительное – это ванная…».

Потом была война. Представители старшего поколения хорошо помнят множество разрушенных и полуразрушенных ленинградских домов и в центре города, и на его окраинах. С этой бедой государство кое-как справилось в течение десяти послевоенных лет. Однако, до решения жилищной проблемы было еще ой как далеко.

Мало кто помнит знаменательное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР 1955 года «О развитии массового жилищного строительства» - это начало массового строительства пятиэтажных домов, так называемых «хрущевок» или «хрущоб». Их, действительно, строили быстро. В районе проспекта Энгельса (от Светлановской площади до Поклонной горы) в основном стояли частные (одноэтажные, реже – двухэтажные) дома и двухэтажные многоквартирные бараки. В период с 1955 по 1960 год здесь все кардинально изменилось. Почти все деревянные дома были снесены, а на их месте были построены стройные ряды хрущевок. Население этого района за пять лет увеличилось с 10 примерно до 80 тыс. человек. Правда, несмотря на большой размах жилищного строительства, жилья все равно катастрофически не хватало. И в некоторые даже в двухкомнатные (я уже не говорю о трехкомнатных) квартиры в «хрущевках» заселяли по две семьи. Т.е. люди из коммунальных квартир переезжали опять же в коммунальные (конечно, при этом их жилищные условия, хоть и немного, но улучшались: опять же, ванная, метраж, более комфортные кухни и т.п.). Однако очереди на улучшение жилищных условий отнюдь не уменьшились, напротив – заметно (лет на 5-8) увеличились.

Примерно в это же время – в середине – конце 1950-х годов – в Ленинграде развернулось движение жилищных строительных кооперативов (ЖСК). Вот уж где отдельная квартира была «железно» гарантирована. Правда, как оказалось, ненадолго. Подрастали дети, которым тоже хотелось иметь свое – отдельное жилье. И если не хватало средств на новый кооператив, то и кооперативная квартира de facto превращалась в коммунальную, подчас даже более ужасную, нежели в случае, когда за стеной живут совсем посторонние люди, а не родственники

В советское время каждый год издавались статистические справочники «Ленинград и Ленинградская область в цифрах», где обязательно приводилась доля коммунальных квартир в общем жилом фонде города. Последний такой справочник был издан, насколько нам удалось установить, в 1986 году. Уже после его издания, вначале 2000-х губернатор Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко объявила о программе по ликвидации коммунальных квартир. Уже не Матвиенко, а г-н Полтавченко стоит во главе Санкт-Петербурга: о завершении этой программы и речи нет. О том, как она продвигается (и продвигается ли), ни в протоколах заседаний Правительства, ни в СМИ что-то давно ничего не слышно. По нашим наблюдениям, коммунальные квартиры пока еще никуда не делись. Хотя, конечно же, их стало несколько меньше по сравнению с теми же 1960-1970-ми годами. Но сегодня даже точно установить, сколько в городе коммунальных квартир, оказывается весьма затруднительно.

«Проклятие коммунальных квартир» страна не смогла преодолеть ни за 70 лет советской власти, ни за последние 30 лет постсоветского периода нашей истории. Впрочем, у тех, кто имел опыт проживания в коммуналках, воспоминания о них, подчас, резко различаются. Одни вспоминают о них с теплотой (в коммуналках было на кого опереться в случае чего); другие – с содроганием (вот уж был «гадюшник»). Тут, конечно, в памяти всплывают рассказы Михаила Зощенко.

Нас, как организаторов конкурса и как исследователей, интересуют любые воспоминания. Мы поймем и тех, кто ностальгирует по своей дружной коммуналке; и тех, кто не нарадуется, что, наконец-то, вырвался из неё. Поймем так же и тех, кто и сейчас вовсе не рвется в отдельную квартиру, и тех, кто ждет-не дождется, когда же, наконец-то, можно будет вздохнуть спокойно без этих соседей по кухне.

С точки зрения истории, с помощью ваших воспоминаний мы хотели бы восстановить действительную историческую картину советской жилищной политики. С точки зрения социологии, наша задача состоит в том, чтобы понять, как эта форма организации жизни влияла (и влияет) на характер личности и на психологическую атмосферу в обществе.

Так как это конкурс биографий, а не сочинений на заданную тему, организаторы конкурса хотели бы увидеть в вашем тексте:

  1. важные вехи вашей биографии (откуда вы родом, кто были ваши родители, состав родительской семьи, а также состав вашей собственной семьи). Не забудьте указать также пол, возраст, образование и основную профессию;
  2. обстоятельства, в результате которых вы оказались в коммунальной квартире. Если таких квартир в вашей жизни было несколько, желательно описать все, т.е. всю вашу «жилищную историю»;
  3. описание соседей и характера эмоциональной и психологической атмосферы в коммунальной квартире;
  4. подробности обычной повседневной жизни, подкрепленные живыми примерами обычных жизненных ситуаций;

Конечно, это только общий каркас. Вы можете писать то, что важно для вас лично, что вы считаете нужным и возможным.

Наш призыв обращен к тем, кто определенную часть своей жизни прожил и, тем более к тем, кто проживает в коммунальных квартирах до сих пор. Опыт последних не менее интересен и важен для нас, как исследователей современности.

Объем ожидаемого текста – не менее 5-6 страниц стандартного формата (желательно на компьютере, но можно и рукопись). Заранее предупреждаем, что истории, изложенные в стихотворной форме жюри конкурса рассматривать не будет. И, последнее, это не литературный, но скорее социолого-исторический конкурс. Жюри будет оценивать, прежде всего, фактографическую, эмоциональную, а не литературную сторону Ваших материалов.

Материалы на конкурс принимаются до 28 февраля 2017 г.

Их можно отправить по обычной почте:

190005, Санкт-Петербург, 7-я Красноармейская ул., 25/14. Социологический институт РАН, Биографический фонд (офис 506).

Или по одному из электронных адресов:

olegbozh@gmail.com или biofund@rambler.ru

Руководитель НИЦ «Биографический фонд»,
старший научный сотрудник СИ РАН                О.Б.Божков