Филиал Федерального Научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук

17
09
Вт
19 сентября 2019 г. в 14:00 состоится выступление А.В. Дуки на методологическом семинаре СИ ФНИСЦ РАН

19 сентября 2019 г. в 14:00 на методологическом семинаре Социологического института РАН – филиала ФНИСЦ РАН выступит А.В. Дука, заведующий сектором социологии власти и гражданского общества, кандидат политических наук. Тема доклада “Трансгрессия элит”.

Аннотация: Деятельность политических элит, помимо прочего, связана с принятием решений, имеющих кардинальное значение для функционирования общества. Часть таких решений предполагает нарушение определенных границ, полагаемых обществом существенными. Это могут быть моральные (или морально оцениваемыми) нормы, социальные, политические, религиозные и т.п.

Преодоление существующих норм и договоров связывается с суверенитетом и сувереном и его возможностью принимать конечные решения и гарантировать целостность (Шмитт). В определенном смысле суверен (в данном случае властные элиты) задает параметры социальной тотальности. Но эта его функция естественным образом ограничена социально-политическим, экономическим и культурным контекстом. Выход за границы, полагаемые контекстом приводит в конечном счете к утрате сувереном власти. Это событие может быть как одномоментным, так и растянутым по времени. Вместе с тем, само действие властных групп по преодолению границ может носить легальный, внелегальный и нелегальный характер. Одновременно оно может быть квалифицированно как легитимное или нелегитимное.

Нарушение границ может иметь разный вид в зависимости от нарушаемых границ, «глубины» и интенсивности нарушения, актора, а также ролевых функций элитнх персон.

В иследовательской литературе, публицистике и повседневной речи имеется целый набор слов / терминов для обозначения и описания нарушения границ, имеющих различные оттенки: трансгрессия, произвол, злоупотребление, девиация, нарушение, инновация и т.п.

Трансгрессия – наиболее общее понятие, обозначающее нарушение всяческих границ и в том числе внутриэлитных. Можно говорить о моральной трансгрессии, гражданской трансгрессии и т.п. Как отмечается в литературе, степень такого рода действий может быть различной – от бунтарской (нарушение правил во имя нового), до субверсивной (направленной на изменения элементов системы). Как отмечают исследователи, «трансгрессия сама по себе не является положительным или отрицательным явлением. Это один из механизмов приспособления к новым условиям существования» (Якушева).

Произвол связан с игнорированием внешних в отношении властных групп запретов (включая общегражданские кодексы), но он в большинстве своем ориентирован на внутренние нормы элитного сообщества «операциональный кодекс», «частное публичное право» (Рейсмен). Элиты имеют определенные самоограничения, связанные со стремлением сохранить себя как целостность. С точки зрения всего общества и общеправового регулирования произвол соотносим с деспотизмом.

Злоупотребление проявляется в неправомерном использовании властных ресурсов.

Девиация обычно связывается с очевидным для большинства членов общества нарушением общепринятых норм, обычно рассматриваемым как социальная патология, несущая угрозу существующему социальному порядку. Более мягкое нарушение норм рассматривается как отклонение.

Помимо публичной активности в рамках своего функционала, члены элитного сообщества в публичном пространстве действуют как частные персоны. Трансгрессия становится значимой для широкой общественности, когда она становится объектом внимания СМИ. В этом случае «запредельность» поведения рассматривается как скандал.

Элитный парадокс.

Элиты должны (в силу своей позиции в социальной структуре и институционально-социальном порядке) целесообразно формировать новые (как реакция на требование времени) и поддерживать существующие институты. Они не только гаранты, но и «собственники» они находятся на вершине порядков, стабилизируя их. Задача институциональных порядков – обеспечивать функционирование общества. В этом их общественное оправдание и основания легитимности. То же самое относится и к элитам. Они легитимны, поскольку функционируют для сохранения общества и граждан. В персонально-институциональной плане, то есть, когда персона выполняет роль института (персонифицированный институт), например, президент, это выражается в формуле-определении «гарант Конституции». Таким образом, элиты, вроде бы, выстраивают структуры и институты «под общество», ради общего блага, что, конечно, априори легитимно. Вместе с тем. они одновременно (поскольку являются и частью общества со своими специфическими интересами и потребностями) выстраивают их «под себя». Находясь в такой позиции, они получают возможность нарушать нормы. Этим они пользуются. Контроль над законом, законодательством и законодательным процессом позволяет формально избежать трансгрессии в виду того, что можно узаконить многое, не согласующиеся с правом. Это легистский способ разрешения (формального снятия) проблемы беззакония. Однако принципиально проблема не снимается. Еще одной стороной рассматриваемой проблемы является сохранение и нарушение морального порядка и лицимерие властных групп и персон.